«АНХ. Дорогой Света» Глава 19

 

                Внутренним взором я увидел, как золотая точка пересекла надводную границу Империи и направилась на восток. Жук повез своих пассажиров в новый дом. Значит, все благополучно, и разрешение на вывоз жрицы храма Хапри, которое вместе с Антисом  передала мне Амания, не было очередным обманом. Я облегченно вздохнул, и позволил себе рассмеяться  беззаботным детским смехом, который  маленькими  солнечными зайчиками рассыпался по моему телу. Что ж, все идет хорошо, теперь можно подумать и о себе.

                 Я вышел на балкон, с которого недавно стартовал Жук Варанга. Суетное утро Цетирании постепенно переходило в  ленивый полдень. Солнце встало уже довольно высоко и  начало ощутимо поджаривать город, как повар жирную утку. Вдали синело безмятежное море, превращаясь на горизонте в бирюзовое небо.  Город готовился к полуденному отдыху. Я  нашел тень под навесом балкона и сел  на мозаичный сине-белый пол, скрестив ноги. Тишина и покой окружали меня. Время от времени мою кожу щекотали дуновения теплого южного ветра. Почему же я постоянно слышу этот глухой гул, накатывающий волнами, словно морской прибой? Он идет откуда-то снизу, из-под земли, тревожно напоминая о себе всякий раз, когда вокруг воцаряется тишина.   

                Цетирания – город богов. Так называли тебя по праву. Я и сейчас вижу тебя такой, какой ты была еще совсем недавно, каких-то пару-тройку сотен солнц назад. Величественная и прекрасная, сердце островной империи, раскинувшей свое влияние и свою энергию далеко за пределы тех небольших кусочков суши, на которые опиралась, как на столбы посреди океана. Я вижу твои мосты и дороги, твои храмы и дворцы, мастерские и библиотеки. Я вижу людей, населявших когда-то это щедрое и справедливое государство – их сильные и здоровые тела, их радостные лица, их горящие глаза. Это люди свободные, честные перед собой и открытые для других, это исследователи и творцы, воины и путешественники, смело смотревшие как на просторы моря, так и на просторы неба и звезд. Да, было время, когда жители великой Империи отправлялись на своих воздушных аппаратах в далекие странствия, и знали многое о том, что находится над ними и под ними.

                Цетирания, я вижу твоих женщин, твоих великих жриц и правительниц,  некогда стоявших во главе Империи. На их лицах божественным резцом выточена гармония, мудрость и мягкая, но непреодолимая сила. Та сила, которой невозможно противиться, потому что это сила Любви и Красоты, сила принятия и понимания, призывная и подчиняющаяся.  Когда твои великие дочери управляли государством, щедрость, изобилие и процветание были привычными для их подданных. И казалось,  так будет всегда.

                Длинные  освещенные дороги-мосты соединяли тебя с отдаленными землями на севере, западе и востоке, и все понимали, что твои многочисленные метрополии – это  верные союзники, твои дети и преемники. Но вдруг что-то пошло не так. Все стало разрушаться исподволь, изнутри. Вдруг ни с того ни с сего поползли колкие слухи и недомолвки о возникшей  холодности и отстраненности Великих  Гордецов – Северян. Затем обвинения и открытая вражда, вылившаяся в открытое противостояние и войну, повредившую не только гражданам Империи, но и многим другим народам, далеким от Атлантиды. Северяне были вынуждены отступить, поскольку у Империи неожиданно появилось новое еще более мощное оружие. Северяне понимали, что правители Империи не сумеют переступить через свою гордость, во имя сохранения жизни. Они почувствовали, что на этот раз атланты перещеголяют их в своей гордыне.

                Настал период странного перемирия. Обе стороны понимали, что вражда не исчерпана, но стремились продлить время шаткого мира для того, чтобы накопить побольше сил для решающей схватки. Тянулись  годы, за ними века, и  вот правительницы Империи уступили свое место правителям, а те будто бы начали постепенно вырождаться: стали  слабыми и безвольными, легко попадались в  хитроумные сети интриг темного жречества. Откуда они взялись, эти темные жрецы? Из каких  забытых пещер они выползли? Поистине, вот загадка. И чем дальше я пытался разгадать ее, тем больше приходил к мысли, что они – признак заката великой цивилизации. Возвращение к тому, с чего все начиналось, к страху и запретам, к человеческим страданиям и невинной крови – не это ли верный знак упадка?       

                Что ж, все великие государства переживают закат и забвение, но лишь одно чувство не давало мне покоя. Я не мог согласиться с тем, что великая империя Цетирании подошла к своему финалу именно сейчас. Мне виделось, что эта цивилизация и этот народ далеко еще не исчерпал данного ему таланта.

                Я закрыл глаза и отпустил тревожные мысли, расслабляя тело, я вынуждал беспокойный разум, подобный маленькому разыгравшемуся котенку, угомониться  внутри меня. Через некоторое время котенок послушался и спокойно свернулся клубком в уголке сознания. Внутри меня наступила блаженная пустота. Я пребывал вне времени и пространства внутри самого себя. И эта неосознаваемая тишина ощущалась всем телом как  тихая мелодия, поющая нечто  прекрасное обо мне самом. Я восстанавливал силы, здоровье и психическую энергию для дальнейшей работы.  Казалось, это длилось вечность.

                В какой-то момент я очнулся, ощущая острое желание поговорить с кем-то близким, понимающим, с дорогим другом, с которым не виделся очень давно. И я позвал его. Позвал только лишь  мысленно, только лишь намерением, чтобы он вспомнил обо мне, но он сразу ощутил это, он услышал мой зов.

                – Осирис, брат мой…

                – Да, Доути, я здесь.

                Это не было похоже на слова, это было скорее похоже на дыхание или легкое дуновение ветерка в раскалившемся воздухе Цетирании. Этот ветерок прилетел с моря, а быть может, и с неба именно ко мне, чтобы коснуться меня своей прохладой. Мой вдох – его выдох.  

                -Осирис, я скучал по тебе…

                – И я скучал, брат…

                – Мне непросто было все это время, но я знал, что сам выбрал для себя этот путь.

                – Знаю.

                – Они не сумеют спастись, я вижу, что у них почти не осталось времени. Но главное, у них нет желания что-то менять…

                – Такова природа людей, брат, большинства из них. Мало кто идет против своей природы. Мало кто осознает, что кроме устремлений этой природы должно быть что-то еще… Это понимание приходит позже.

                – Осирис, они тупеют и словно деревенеют в своей природе. Это ли то, чего мы хотели?

                – Сейчас не наше время, брат, мы ничего не можем поделать… Идет нисходящая волна, и наша задача – не противиться, а стремиться сохранить то, что можно сохранить.  Я тоже вижу повсюду вокруг себя тех, кто несет с собой невежество и сон, кто творит зло и одурманивает разум. Они возникают ниоткуда, и они полны сил и энергии. Наступает их время, Доути.

                – Ты тоже видишь их? Неужели они есть и на Орионе?

                – Они есть везде, где есть мы, брат. Потому что они – наша тень, наши вечные спутники. Где бы мы ни жили, что бы ни делали, они всегда приходят в свой черед, чтобы путать наши карты и разрушать созданное нами. Но без них нет нас. Это я тоже понял. Сейчас они есть даже в Большом Орионском Совете, и теперь ни одно решение не принимается без их участия. Раньше я противился этому, а теперь говорю тебе – не трать сил впустую. Делай свое дело и жди Великого Поворота. С его приходом ты соберешь остатки того, что сумел спасти, и начнешь постепенный подъем.

                – Как же мне прятать то, что мне понадобится? То, что понадобится моим спутникам, что понадобится всем, идущим к Свету?

                – Есть только один по-настоящему верный способ. Можно запечатывать знания в книгах, можно в предметах, но и то, и другое может быть уничтожено. Лишь вкладывая знание в людей, ты сохраняешь его навечно. И для себя, и для всех твоих последователей.

                – Как странно ты говоришь, Осирис… В людей – но ведь даже камень тверже тела человека, а бумага долговечнее его памяти. Как  вкладывать знание в людей, если жизнь их коротка, а душа переменчива?

                – И все же, брат Доути, нет ничего надежнее, чем исцелять и учить тех, кто будет рождаться снова и снова.  Снова и снова они будут приходить сюда, мыслить, действовать, говорить, смеяться.  И даже обретя другое тело, они сохранят твое знание внутри себя и будут нести его другим людям, сами того не сознавая.    

                Мы  надолго замолчали, но  продолжали ощущать канал нашей связи.

                – Это хитрый ход, – улыбнувшись, наконец, произнес я. – Но разве мы можем быть уверены, что ОНИ не поступают точно так же?

                – Они так и поступают, брат, – тут же отозвался Осирис. – Это очень древний способ хранения знаний и опыта, и он им известен. Но сейчас у нас есть  серьезное преимущество – на нашей стороне недавно пришедшая  большая сила. Ведь ты ощущаешь это, не правда ли? Разве тебя не распирает порой от нахлынувшей вдруг энергии, несущей с собой главную идею своего воплощения, людей и обстоятельства, которые как будто только и ждут того, чтобы принять от тебя эту энергию в том виде, в каком она захочет из тебя выйти? Разве можно в такой момент не подчиниться этому потоку?

                Я ощутил, как от его слов у меня защекотало в стопах и кончиках пальцев рук, как будто это волна вдруг пробудилась и решила напомнить о себе. Я сделал вдох и с длинным выдохом позволил ей растечься по всему телу, даря ему ощущение свободы и восторга.

                – Вот-вот, – продолжал Осирис. – Именно так… Что толку передавать знание от ума к уму, когда можно делать это от тела к телу, напрямую от сознания к сознанию. Ум не обладает мудростью, он обладает лишь пониманием, да и то ограниченным. По-настоящему мудро лишь то, что больше ума…

                – А ты когда-нибудь делал так? – спросил я. – Учил ли ты когда-нибудь от тела к телу?

                – Учил, – с неизменной улыбкой ответил Осирис. – Но, на мой взгляд, недостаточно. Ты можешь исправить мою ошибку. Сейчас великолепная возможность.

                И он провел ладонью по моей щеке в знак прощания. Во время телепатической связи любые касания лица ощущались очень сильно, поэтому мы по давней привычке здоровались и прощались касаниями. Я же впал в такую глубокую задумчивость, что даже забыл протянуть руку для ответного жеста. Слова моего брата глубоко запали в мою душу. Он сказал именно то, о чем я думал уже давно, но никак не мог представить себе, как осуществить это.  И вот теперь все сложилось, и  в моей голове, и в моем сердце, и во всем моем теле. Я не просто понимал, что и как должен делать, а я четко знал это!

                Что ж, прекрасное завершение атлантической миссии! Что бы ни было дальше с этим континентом, для меня это была страница, которую я уже перелистнул. Теперь я чувствовал, что все, что мне нужно, я отсюда забрал. И главное –  знаю, что со всем этим делать.

                Я прислушался к самому себе. Слабая, еле заметная сознанию вибрация потряхивала меня изнутри. Это было похоже на маленький невидимый двигатель, неожиданно заработавший в моем теле. Все мои клетки получили беззвучный знак – готовиться к перемещению. Что ж, значит, так тому и быть. Значит, в самом деле пора.

                Я встал, выпрямил спину и потянулся макушкой вверх. Какое оно все-таки забавное, это человеческое тело! Порой такое своенравное, порой такое послушное… Вверх и вперед… Спасибо этому месту! Меня здесь больше ничто не держит.

                Я сделал вдох и, закрыв глаза, начал отпускать пространство вокруг меня. Тело становилось все легче и легче с каждым новым выдохом, словно разворачивая материю вокруг меня во что-то иное, отличное от того, что и видел вокруг себя. Я хорошо знал эти изменения и спокойно наблюдал за тем, как мои ощущения того, что вокруг меня, менялись каждое мгновение, текли и меняли свою форму. И вот я ощутил, как тело словно наполнилось мелкими щекочущими мурашками, которые распирали мое тело, поднимаясь внутри меня снизу вверх. Я потерял ощущение самого себя, своего тела и вот наконец позволил себе потеряться совсем… Мое Я   угасло, и  на какое-то неизвестное мне время Тот-Доути-Джхути словно прекратил существовать.

                Затем я очнулся, собрал себя,  снова ощутив  тело и свое Я в этом теле. Несколько спокойных вдохов. Биение сердца. Мурашки снова стали плотью, энергия снова потекла по невидимым каналам, а кровь по венам. Я открыл глаза. Со всех сторон меня окружал буйный зеленый лес. Влажный воздух усиливал пряный запах больших древесных цветов. Резкие крики птиц нарушали первозданный покой этого места. Оглядевшись, я увидел, что на этот раз переместился чуть дальше, чем прежде. И я зашагал вперед, зная, что теперь мне предстояло небольшое пешее путешествие сквозь этот девственный лес, чтобы выйти на дорогу, ведущую к трем пирамидам – красной, черной и белой.

Продолжение следует…

С Любовью, Урания

«АНХ.Дорогой Света» Глава 20

www.y-kostra.ru

Отзывов: 3 на ««АНХ. Дорогой Света» Глава 19»

  1. Виктор Виктор пишет:

    Несколько дней назад подумал – что-то давно не было продолжения «АНХ». И вот… такое потрясающее послание. Спасибо, Урания! Спасибо, Тот!

  2. Виктор Виктор пишет:

    А какой бесценный подарок для всех любителей телепортации :)

  3. Елена пишет:

    Спасибо, Урания! Такое узнаваемое время вы описали, современное. Меня тоже мучает вопрос «Что делать?» Что я должна делать? Не вмешиваться и ждать перемен или активно противостоять тому беспределу, что происходит вокруг. Вы показали мне новое направление, куда идти. Истина как всегда посередине.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

Subscribe without commenting

Войти
Поиск
Страницы
LightRay ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Rambler's Top100

Твоя Йога

облако