Притча о Рыцаре Света

Жил был Рыцарь без страха и упрека, был он чист и свят, его большое Сердце не могло вынести несправедливости этого мира, и он отчаянно день изо дня сражался с нею. Он громил и изобличал, он боролся со всеми проявлениями зла. Каждый, кто делал зло, каждый, кто был пронизан тьмой, получал вызов на бой, от которого нельзя было уклониться, ибо Рыцарь был силен и многомерен, и не было на свете места, где можно было бы скрыться от его взгляда, и не было шансов уйти от возмездия.

Рыцарь был высокодуховным существом, он шел под руку с Богом и свято верил в своё предназначение. Он так же всею душой стремился к просветлению, для того, чтобы сила его оружия стала поистине абсолютной. Он никогда не глумился над поверженным врагом, напротив, он всячески сопереживал ему и всегда молился о душе, пойманной в капкан Тьмой и Неведением.

Путь Рыцаря был тернист и полон боли и потерь, за «дело Света» он пожертвовал семьёй и близкими своими, он не щадил ближних, как и себя, а всё тело его было испещрено ранами, как береста письменами. Ему столько раз грозила смерть и столько раз он проходил сквозь неё, буквально возвращаясь с того света, что потерял всякий страх смерти, и жизнь свою давно признавал завещанной Богу и Делу Света. Однако сколько бы он ни бился за Свет и Истину, мир не изменялся к лучшему, а Тьма даже как будто сгущалась. Казалось, всё больше людей, даже самых близких, поддаются её влиянию… а мир, казалось, сходил с ума…

  В один прекрасный день он молился над телом очередного демона, отправленного им на Суд Божий. Сознание Рыцаря было ясно, а взгляд чист и глубок, и увидел он, как из тела поверженного сообщника тьмы выходит некая структура, похожая на шупальце гигантского спрута. Темное и неприятное оно поднялось от тела и тотчас нашло себе другое, доселе невинное. И человек, которого коснулось это щупальце, сразу поменялся лицом, взгляд его стал тяжелым, а сознание заволокла тьма. Рыцарь мысленно посмотрел назад и понял, что так происходило каждый раз, упавший враг переставал нести зло, но само зло никуда не исчезало, оно находило нового исполнителя и всё повторялось. И понял Рыцарь, что он сражался с тенью, проявлением тьмы, с некой функцией, такой же естественной для этого мира как восход и закат. И когда функция теряет одного исполнителя, она сразу находит другого, вот только каждая душа, раз ставшая носителем этого Зла, изменялась навсегда. Он понял, что своею борьбой он лишь увеличивал количество испорченных Душ, своими руками он способствовал распространению вглубь той самой Тьмы, с которой боролся.

Это так поразило Рыцаря, что он слёг и долго болел, силы оставили его, а желание жить угасало с каждым днём, казалось, смерть, которой не суждено было застать его врасплох в бою, сейчас накроет его своим покрывалом. Получалось, что Рыцарь сражался против Мира, который собирался спасти, против Бога-творца, который этот мир создал таковым и от имени которого он, как ему казалось, действовал. Если всё так, значит, он недостоин жить и должен умереть, может быть, хотя бы смерть искупит его вину или хотя бы принесет его душе покой, ведь принять мир таким он не мог.

Рыцарь не был бы рыцарем, если бы сдался без последнего боя, не дело рыцаря умирать в кровати, и раз этот бой нельзя выиграть вовне, убив врага, значит он выиграет его внутри, бросив вызов самому себе. Он встал с кровати, превозмогая душившую его лихорадку и слабость. Одел свои лучшие доспехи и взял лучшее оружие для поединка внутри себя – рясу и чётки. Он поднялся на вершину горы налегке, он не собирался ни есть, ни пить, ему предстоял смертельный поединок до победного конца,  ведь он не оставит себе пути к отступлению и не проявит слабости.

Много дней он сидел на вершине горы неподвижно, созерцая мир, который он так любил, и ради счастья которого отдал всё в своей жизни, небо, к безмятежности и прозрачности которого стремился, и прекрасное Сердце Бога – Солнце. Он искал ответ на вопрос ценой своей жизни, поскольку без ответа на него жизнь не имела смысла. Сознание его расширилось, видение его стало чистым, и открылась ему возможность читать в душах людей, и увидел он, что все души человеческие, которые охватывал его взгляд, уязвимы ко злу, все души человеческие имеют печать деяний, открывающих их злу. Его   Сердце наполнилось состраданием, Любовь к людям, к их несовершенству, лилась из него на Землю. Желание исцелить людей переполняло  и рвало его душу. Казалось, он достиг состояния совершенной Любви и уподобился Бодхисатве. Его буквально тянуло сойти с горы вниз к людям и исцелять, исцелять, исцелять их Любовью. Там, где раньше он работал мечом, теперь бы он нёс благость исцеления руками, наполненными Светом. Вот каким должен быть настоящий Рыцарь Света, хотелось воскликнуть ему!

Рыцарь чувствовал на себе руки Бога, благословляющие его на новый Путь, на новое Служение. Он готов был встать и идти, отдавая свою жизнь служению Любви. Теперь всё ясно как день, он получил откровение Бога, он получил Дар исцелять и Любить, он сможет исправить Кротостью Любви всё, что совершил Силой своего оружия. Его стремление к истине достигло цели, его самоотверженная медитация дала плоды. Рыцарь поднял очи к Небу, благодаря Бога за осознание и попытался встать с камня, на котором сидел много дней без сна, еды и питья, но тело отказалось повиноваться ему, и он от усилия завалился набок, сознание его померкло, и он провалился в сон.

Странное видение пришло ему во сне. Он видел себя странствующим по разным селениям, проповедующим и исцеляющим, пробуждающим, творящим чудеса и ведущим за собой массы людей. Все, кто видел его, внимали его речам, чувствуя силу его Света и безусловность его Любви. Но как бы всё ни выглядело снаружи идеально, он чувствовал своё внутреннее состояние, которое было недоступно его последователям. Он чувствовал терзавшие его мучения, он не был спокоен, и ночами молился Богу до кровавого пота. Он молил Бога о мире в душе, которому он учил, но которого так и не достиг сам. Его называли Сыном Бога и Спасителем, но он на самом деле не мог не только спасти мир, но даже самого себя. И сколько бы чудес и исцелений он ни совершал, это было лишь бегством от себя, лишь попыткой отсрочить неизбежное, которое уже стучалось в дверь, уже кралось по его следам, и некуда было скрыться от самого себя, и не было такого чуда которое защитило бы его от неизбежного…

В ту ночь он не спал, чувствуя, что его бег по тонкому льду подходит к концу, и настает момент встретиться с тем, что лежит под ним. Он видел, что этот путь так же бесполезен, как и путь меча, он видел, что люди, идущие за ним, живут не своей жизнью, что исцеление, дарованное им, не приносит им истинного освобождения, что мир не изменился, а опять двигался к насилию и безумию, и все его попытки вновь сошли на нет. Он знал, что проиграл эту битву, опять проиграл…

Когда его схватили,  он не сопротивлялся, он не был удивлен поведению людей, которые стали кидать в него камни и осуждать сразу, как только  его унизила власть, приговорив к казни, хотя ему было больно, ведь он искренне жил только ради них. И не надеялся увидеть учеников возле креста, ведь знал, что они слабы и вера их слаба. Перед крестом были лишь женщины, т.к. женщины черпают силу в слабости.    Он Любил людей еще сильнее, принимая за них страдания, ведь не ведают они, что творят… Но было больно, невыносимо больно, «Боже за что ты оставил меня!? Ведь я делал то, на что ты благословил меня сам!»  Небеса безмолвствовали…

Значит что-то не так, можно снова обижаться на мир, и снова идти на смерть ради идеи, как он это делал когда-то. Но надо признать, что и сейчас, оказавшись в тупике, он сыграл с Богом, он вызвал его на ковер. Если его Путь правильный, Мир должен был расступиться перед ним, и Солнце должно было воссиять, если же нет, он готов был принять смерть…

Готов ли? Теперь, на кресте, он должен признать, что ошибся, и его Путь не был тем совершенным Путем, которым должен был идти настоящий Спаситель…

Понять перед смертью, что вся твоя жизнь была напрасной – вот истинное мучение, невыносимее которого лишь жизнь без смысла, которой, как он сейчас понимал, он и жил. Сейчас он должен признать правду, должен посмотреть на всё иначе. И возможно найти Силу для того,  чтобы изменить себя, в своей слабости распятого.  Он заигрался в спасителя и Сына Божия, он оторвался от мира и себя. Надо возвращаться к себе, перед лицом смерти, надо встретить её не как униженный Спаситель человечества, а как человек, который готов перед лицом смерти посмотреть себе в глаза, сняв все маски и роли.  И он стал отпускать себя, принимая свои ошибки,  он больше не ждал благодарности ни от кого, ведь глубоко внутри, сквозь боль разочарования и обиды на мир он теперь понимал,  в реальности его не за что благодарить, ведь всё, что он делал, вся его Любовь шла от собственной неполноты, от желания спасти других и переделать мир, не познав до конца самого себя. Он проиграл Миру, поскольку ставил себя выше его, и мир низверг его вниз. Он витал в облаках. Теперь, когда руки и ноги его прибиты к вкопанному в землю кресту, а люди отвернулись от него, у него есть лишь один шанс что-то понять, ему надо принять мир и людей такими, какие они есть. А для этого…

Рыцарь вскочил мокрый от пота. Мираж, всё мираж, все его откровения, все божественные благословения – всё мираж! Он прислушался к себе и понял, что вся его многодневная медитация была напрасной, он также далеко от осознания, как и в первый день, при этом он прошел огромный Путь и встал у черты, которую надо пересечь, чтобы всё, что случилось с ним до этого, было не напрасным. Да, он больше не будет играть в Рыцаря, как и не будет играть в Спасителя, всё это иллюзии, ловушки для сознания. Тогда что же делать, что стало ясно в том видении на кресте?

Принять мир и людей, но как их принять? Что может заставить принять что-то?  Что делает этот процесс естественным?  Надо встать с людьми и миром на один уровень!  Не смотреть вверх на Бога, не тянуться к нему, убегая от себя, а пойти вниз и занять своё место в узоре мироздания.

Но как же это сделать, как это сделать ему, избранному Богом носителю Света? Ему, видящему Тьму и способному исцелять её силой собственного Света и Любви? Выходит, надо отказаться от избранности, надо снять все образы и доспехи и найти то, что объединяет?

Он скинул с себя одежды проповедника, отбросил чётки. Он встал  под небом, обнаженный и открытый миру, он больше не пытался придумать себе образ, который бы сделал его отличающимся от других, образ, отделяющий и выделяющий его, возвышающий его над миром. И тогда он смог увидеть в себе то, что столько лет скрывалось от его опытного и светлого взгляда, он увидел, что так же, как и другие люди состоит из света и из тьмы, что всё, что он делал всю свою жизнь, было побегом от внутренней тьмы, было способом отречься от самого себя,  он увидел, что   всю жизнь преследовал в других то, что боялся рассмотреть в себе.

И тогда Рыцарь шагнул в свою Тьму, и принял её, и прошел её насквозь… принял своё право на несовершенство, на ошибку…

 Он бежал по полю, полному цветов голым невинным малышом, и счастье переполняло его. Он посмотрел на кристально чистое небо, улыбаясь и смеясь, но вдруг увидел на нем проступающие темные знаки. Зло всего мира наваливалось на райский уголок, в котором он стоял. Малыш посмотрел на темные знаки без тревоги, он знал, что всё, что есть в этом мире, есть в нём, и посмотрел в свою Душу, туда, где была пустота и боль, приглашающая тьму. Малыш спустился вглубь своего личного Ада, туда, куда не заглядывал никогда, принеся в своей улыбке все ароматы цветов, всю радость солнечного дня, ведь раз они есть на Земле, значит, есть шанс на исцеление.

 Он прошел по пустошам души, где всё было серо и безрадостно, где от цветов осталось лишь почерневшие стебли под толстым слоем пепла. Если бы Рыцарь не принял свою Тьму, не принял бы Мир таким как он есть, он сейчас был бы потрясён и пытался бы спасти и исцелить этот мир, заваливая его новыми цветами, красками и светом. Но он уже проходил этим путем, это путь в никуда.

Теперь, когда он принял Тьму, у него не было отторжения, он принимал этот пустынный мир как очередное проявление Бога. Он видел его гармонию, его уместность в его душе, под этим пеплом он хоронил цветы своей боли, своих разочарований и поражений. Каждая частичка этого пепла появилась здесь не случайно, она появлялась каждый раз, когда он отворачивался от себя, забывал себя, предавал себя, закрывался от боли, поражений, предательства. Этот Ад он создал сам, и только сам сможет его переродить.  

Он опустился на колени перед этим нескончаемым кладбищем самого себя, и просил у себя прощения за всё, просил прощения у Бога и Мира и признавался в Любви. Он брал каждый увядший цветок и говорил с ним, заново проживая его историю, заново переосмысливая её, находя в ней новое звучание. Каждый увядший цветок  это символ отказа от себя, от своей божественной природы. Каждый погибший цветок, каждая частица пепла это признание себя Жертвой, не признающей возможности принять Дар произошедшего события, и шанс стать Мастером.

Он брал каждый цветок и благодарил его с Любовью, каждое событие своей жизни, каждого человека он видел частью себя, своими учителями и родителями, ведь каждое пройденное испытание, которое учит, позволяет нам измениться, рождаясь обновленными на новом уровне. Малыш брал цветок за цветком, переосмысливая каждый, и они оживали и распускались в его руках, и с каждым цветком он рос и становился старше.

Рыцарь шел по долине личного Ада, по пеплу забвения, скрывающему самые ценные бриллианты его жизни, и под ногами его распускались Лотосами Дары его истинной Жизни. Он прошел всю долину из края в край, преобразив её, малыш исчез, теперь он соответствовал своему возрасту, вот только глаза его были полны такой Мудрости и Света, какую не встретишь ни в каком возрасте, а в Душе была настоящая гармония.

Он обрел покой, к которому стремился. Знаки Тьмы исчезли из его Жизни как что-то враждебное и неправильное, теперь он знал, что появление подобных знаков означает лишь одно, он был не искренен с собой, и он благодарил Мир за них и был рад им. Он больше не сражался и не учил людей, он просто Был, полностью и абсолютно, каждой клеткой и частицей своего сознания он Был этим Миром, и Мир принимал и тянулся к нему, не досаждая  и не пытаясь погреться в его лучах, он больше не был Солнцем согревающим Землю, светочем рассеивающим Тьму. Он стал Сутью всего, обычным Человеком, который просто Жил, истинно Жил, и каждое мгновение его Жизни звучало музыкой для миллиардов людей, отворачивающихся от жизни, музыкой, ведущих их к себе. Он стал Путеводной Звездой, о которой никто никогда не узнал, но которая истинно вела.

купить газовые плиты hansa в спб, blu

 

В Единстве с Вами  Александр Путник

www.y-kostra.ru

декабрь 2013

Отзывов: 3 на «Притча о Рыцаре Света»

  1. nashari nashari пишет:

    Я же говорила, что все будет хорошо :)

  2. Виктор Виктор пишет:

    Ну что можно сказать? Потрясающе! И очень полезно с практической точки зрения – работы над собой.
    Вот что родилось по мотивам этой притчи:

    Себя как в зеркале познать,
    Смотря в глаза того, кто рядом.
    И ничего не отрицать,
    Не убивать надменным взглядом.
    Пытаться что-то изменить,
    Отбросив силу и упреки,
    Принять и просто полюбить,
    Простить и, проходя уроки,
    Найти себя в узоре звезд,
    Что называют Мирозданьем,
    Взглянуть на этот мир без слез,
    Увидев Свет во тьме страданий.
    Как трудно сделать первый шаг,
    Как тяжело с пути не сбиться,
    Пройти сквозь личный ад и мрак,
    Принять, что в этой тьме таится
    Тот самый Свет, что ты искал,
    Чрез тернии стремившись к звездам.
    А он был рядом, просто ждал,
    Пока поймешь, как это просто…

  3. admin Александр Путник пишет:

    Витя, спасибо! Просто Супер, всё очень точно передал!

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

Subscribe without commenting

Войти
Поиск
Страницы
LightRay ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Rambler's Top100

Твоя Йога

облако